gototopgototop
Главная Стихи и рассказы Каменная степь. О.Шевелева.

Туризм

Рейтинг@Mail.ru

Ольга Шевелева

Каменная степь. Воронежская область

На юго-востоке Воронежской области, недалеко от поселка Таловая есть место, чье имя означает рукотворное чудо… В 1889 году Российское императорское вольное экономическое общество получило из Франции приглашение участвовать во Всемирной выставке достижений науки и техники. Но могла ли Россия чем-то поразить Париж, где Эйфель уже поставил свою 300-метровую башню? Оказалось, могла. В центре «русского» павильона под стеклянным саркофагом взорам посетителей выставки предстал главный образец – кубический монолит русского чернозёма, признанный впоследствии эталоном плодородия (содержание гумуса в такой почве – до 10%). Остальные экспонаты почвенной коллекции расположились вокруг него. Благодаря этой коллекции научный мир узнал, что помимо трёх Линнеевских природных царств – растительного, животного и минерального – существует четвёртое – царство почв. И царь его, безусловно, русский чернозём. «Презентация» главного богатства России была подготовлена и проведена В.В.Докучаевым и его учеником Н.И.Вавиловым.

А между тем к середине 19 века Россия распахала все свои черноземные степи. Урожаи на черноземе, поначалу поражавшие воображение, начали падать. И уже в 1891 году – почти одновременно с той европейской «презентацией» – на Россию обрушилось страшное бедствие. Засуха опустошила поля в 20 губерниях черноземной зоны. Целые семьи умирали голодной смертью в прямом смысле этого слова. Сбор пожертвований для голодающих вели Толстой, Короленко, Чехов…

Василий Васильевич Докучаев сделал больше. Он сумел убедить и русское общество, и правительство, что «оскудение житницы –дело рук самого человека, однажды грубо нарушившего естественные связи внутри… единой, цельной, нераздельной природы». И 22 мая 1892 года состоялось учреждение «Особой экспедиции…», имеющей своей целью экспериментально доказать возможность позитивного изменения климата, уменьшения засушливости путём того комплекса мероприятий, который много позже получил название лесомелиорации. Было выбрано 3 участка, все на водоразделах вдали от крупных рек, в маловодных местностях, часто страдающих от засух и пыльных бурь. Одним из этих участков и была Каменная степь.

Теперь это прелестный уголок русской земли. Дубовые ленточные леса перемежаются тучными полями, блестят синие озёра, пахнет свежей травой, поют птицы… Кажется, что она и всегда была такой, несмотря на свое мрачное название. Ну, или почти такой же…

Но в музее нынешнего НИИ сельского хозяйства Центрально-Черноземной полосы (институт – «наследник» Особой экспедиции) висит на стене небольшая фотография, при взгляде на которую становится жутко. На снимке – ряд приземистых унылых хибарок, с одной стороны до самых окон заметённых, как снегом, чёрной земляной пылью. Вокруг – пусто. Ни деревца, ни цветка в палисаднике… Вот такой была она тогда – Каменная степь, получившая свое название то ли из-за обилия валунов, то ли из-за того, что земля спекалась под лучами яростного солнца до каменной твёрдости… Такой увидели её Докучаев и его соратники.

Многое удивляет в этой истории. Удивляет то, что для превращения голой степи в красивую и плодородную лесостепь, в общем-то, не потребовалось титанических сверхусилий. Степь приняла юные деревца не как чужаков, а как родных. Видно, помнила ещё эта земля, что когда-то до самого Чёрного моря шумели дубравы – осколки той древней Гилеи и теперь сохранились местами – тот же Шипов лес, Хреновский бор, также расположенные в Воронежской области. А сама Каменная степь вплоть до начала 18 века сохраняла девственные черты ландшафта, и была не степью, а лесостепью. Посадив деревья, человек просто вернул этой земле маленькую толику того, что сам же у нее прежде постепенно отнял, распахивая земли, выпасая скот… Эта степь зарастает охотно. В пределах земель Института сельского хозяйства (который я дальше буду называть просто Институтом, потому что это название много раз будет повторяться) есть участки некосимой степи, где какое-либо прямое воздействие человека исключено. Так вот, сегодня эти участки представляют собой непроходимые заросли груши, боярышника, шиповника, и в этих зарослях очень понравилось интродуцированным сюда фазанам…

Но вернемся к началу - в 90-е годы уже позапрошлого века. И тогда, и гораздо позже распространено было мнение, что лес работает как насос, выкачивает из земли влагу и год за годом понижает под собой уровень грунтовых вод. Предстояло доказать обратное. Одновременно с закладкой лесополос была организована и сеть скважин для наблюдений за уровнем грунтовых вод. Одна из них - номер 1 - работает и сегодня, имеет собственное имя – Докучаевский колодец, и является памятником истории Воронежской области. Забегая вперед, скажу, что уровень грунтовых вод поднялся за время существования системы лесомелиорации в среднем метров на 10, и теперь некоторые участки Каменной степи даже нуждаются в дренаже.

За короткое время деятельности экспедиции было заложено 43 лесополосы, представляющих собой 80 оригинальных научных опытов, значение которых не утрачено по сей день. В эти несколько лет К.Э Собеневским, Г.Ф.Морозовым и другими выдающимися лесоводами была сформирована и тактика, и технология степного лесоразведения, определены оптимальная ширина полос, основная (дуб) и подгонные породы для высадки. Дуб «любит расти в шубе, но с открытой головой», поэтому ему нужны растения-союзники. К тому же, дуб растет медленно, а необходимо было как можно быстрее доказать положительное влияние лесополос на окружающее пространство. Ведь вначале не ставилась задача повышения плодородия за счёт лесомелиорации: речь шла лишь об уменьшении засушливости местности (поэтому сразу же была организована и метеостанция).

В балках создавались системы каскадных прудов. Это позволяло отсечь бесполезный сток влаги, который приводит лишь к водной эрозии почв, и создавало водные массивы, способствующие и подъёму грунтовых вод, и созданию более мягкого микроклимата. Отведены были контрольные, эталонные участки косимой и некосимой степи, которые сохраняются и до сих пор.

Очень скоро стали очевидными и первые результаты, подтвердившие, что виноват в наступлении неурожайных годов не «закон убывающего плодородия», а только неумение и нежелание человека по-хозяйски рачительно относиться к земле-кормилице…

Однако правительство успело забыть об ужасах 1891 года. Ассигнования на содержание Особой экспедиции непрерывно урезали, особенно после того, как в 1897 году заболел и отошёл от дел Докучаев. Наконец, в 1909 году экспедиция была закрыта. Очевидно, особенности национального администрирования в России мало изменились за последние 100 лет: ведь это так по-нашему – бросить на полдороге блестящий эксперимент, оставить на произвол судьбы лучшие в мире защитные лесные насаждения…Но очень скоро Бог наказал за беспечность: засуха 1911 года мало уступала по масштабам той, 1891 года. Гром грянул, мужик перекрестился: уже 16 июля 1911 года была вновь создана Каменностепная опытная станция им.Докучаева. Надо сказать, что наступил не лучший период Докучаевского оазиса, как нарекли этот зеленых остров в степи. Авторитетная комиссия сделала вывод о том, что полосы изжили себя и подлежат рубке – те самые полосы, которые на самом деле и по сей день живы-здоровы… «Второе дыхание» пришло вместе с Н.И.Вавиловым. возглавившим станцию в 20-е годы. По приглашению Вавилова вернулся в Каменную степь и продолжил работу К.Э.Собеневский. Им  была доказана ошибочность выводов о сроке жизни лесополос в 25-30 лет; на самом деле лесополосы могут существовать чуть ли не вечно – ведь дуб такое дерево, которое способно жить и до полутора тысяч лет; просто полосам нужен постоянный и интенсивный уход, прореживание, лесовосстановление.

В 27-29 году были заложены дендропарк и арборетум, представляющий собой «арену» с радиально расходящимися лучами-дорожками, где каждый образованный ими сектор являл определённую часть света с ее растительностью. 400 видов деревьев и кустарников было испытано, 60 из них «взято на вооружение» для использования в Каменной степи. В 41-м году Ю.В.Ключников удостоился государственной премии за изобретение особого «коридорного» метода посадки дуба.

Вавиловым в 20 годы была начата и селекционная работа, составляющая ныне одно из важнейших направлений деятельности Института. Здесь создаются улучшенные сорта пшеницы, тритикале (гибрид пшеницы и ржи), кукурузы, гороха, проса, сои, подсолнечника, отрабатываются технологии их возделывания, приемы получения и хранения высококачественного семенного материала. Но, впрочем, мы снова забежали вперёд…

К середине 20-го века Каменная степь полностью сформировалась как работающая модель идеального агрохозяйственного степного ландшафта и во всей полноте показала, какова бывает отдача, если человек не убивает природу вокруг себя, а позволяет ей жить – и тем самым животворить. В жесточайшую засуху 46 года урожаи всех сельскохозяйственных культур оказались в Каменной Степи в 3-4 раза выше, чем на окружающих территориях.

После этого опыт Каменной степи был взят за основу для разработки Сталинского плана преобразования природы. В ходе его выполнения по всей степной зоне страны проводились мероприятия лесомелиорации, и, конечно, это дало огромный положительный эффект, и дало бы со временем  еще больший, но наступила иная эра, негласным лозунгом которой стало «Распахать все, что можно распахать». А отсюда – усилившаяся эрозия почв, и пыльные бури над бывшей целиной, и многое другое, что, впрочем, слишком хорошо известно…

Пытаюсь вспомнить – есть ли в мире хоть один пример такого глубокого и благотворного влияния человека на природу, как здесь. Но ничего такого в голову не приходит. То ли просто я не в курсе, то ли и вправду Каменная Степь – одна такая…

Как хороши тихие пруды Каменной степи! На пологих берегах высажены разнообразные хвойные и лиственные породы, разрослись у воды пышные черёмухи, плещется рыба («не промысловая –спортивная», что облегчает жизнь службе охраны), по вечерам звучат оглушительные лягушечьи хоры. Пруд похож скорее на естественное лесное озеро. А прудов здесь теперь множество; есть и такие, которые по-местному морями зовутся. Не спешите со скептической ухмылкой: суммарный запас воды в двух крупнейших водоемах Каменной степи – 1-м и 2-м Докучаевских водохранилищах – более 9 млн. кубов, зеркало воды у каждого – более 50 гектаров. И никаких рек перегораживать до этого не пришлось – просто «подробрали» ту воду, что что раньше проносилась после ливня потоком, уродуя землю язвами новых оврагов.

А лесополосы! Многие из них достигли высоты более 25 метров. Это многоярусные экологические сообщества, по продуктивности и биоразнообразию не уступающие естественным лесам. Верхний ярус – дуб, клён, ясень. Под ним – липа, яблоня, груша. Еще ниже – лещина, черёмуха, акация. А у самой земли подрост деревьев, кустарники – бересклет, жимолость, крушина. Только вот подроста дуба не видно. Не сеется здесь дуб сам собой. Почему? Разные есть мнения у учёных, а только не сеется. Если не подсаживать его искусственно, через какое-то время место дуба займет клён. Хотя и клён – дерево для лесомелиорации неплохое (исследованиями доказано).

В то же время среди десятков и сотен здешних лесополос нет двух одинаковых. Каждая представляет отдельный научный эксперимент, отсюда различия в ширине, экспозиции, породном составе и других особенностях полос.

Какие только птицы и животные не нашли себе приюта в зеленых «докучаевских бастионах»! Каменная степь – самое соловьиное место во всем Черноземье, а в Черноземье соловьи, как вам, наверное, известно, не чета иным-прочим! Заселение птицами лесных полос началось сразу же после посадки и продолжалось 50-60 лет, после чего стабилизировалось. Сегодня здесь встречается около 150 и гнездится более 100 видов птиц, от жаворонка до серой цапли, от дятла до ястреба-тетеревятника. Зеленый остров Каменной степи можно считать настоящим лесным сообществом – это подтверждается тем, что здесь селится дятел, самая лесная из всех птиц.

Обитает здесь до 30 видов млекопитающих, в том числе кабаны и косули, барсуки и лисы, куницы и хорьки, не говоря уже о зайцах, ёжиках, хомяках и так далее… Один из «незапланированных» положительных экологических эффектов создания Докучаевского оазиса - то, что его лесополосы вместе с позднее высаженными лесополосами окрестных хозяйств стали «мостом» между исконными лесными массивами – Шиповым лесом и Хреновским бором, расширив тем самым жизненные пространства для обитающих там животных.

Никогда не угадаете, на что особенно живо реагируют иностранцы, посещающие Каменную степь. На кротовины! Дело в том, что вывороченная на поверхность земля совершенно необыкновенная – чёрная, влажно блестящая, состоящая из множества маленьких структурированных комочков, напоминающих какие-то кондитерские изделия…Именно о такой земле писал Докучаев: «Чернозём для России дороже всякой нефти, всякого каменного угля, дороже золотых и железных руд. В нём – вековечное русское богатство». Вот из такой-то земли и «утекает» гумуса ежегодно до тонны с гектара в тех районах, где лесомелиорация не проводилась.

Зато там, где проводилась… Впрочем, обратимся к цифрам. На защищённых полях Каменностепного оазиса испаряемость понижается на 15%, экономия влаги составляет 60 мм. В 2-3 раза повышается водопроницаемость почвы под лесополосами, а под некоторыми из них весенняя влага накапливается столь активно, что колебания уровня грунтовых вод составляет 3 м, с максимумом в апреле и минимумом в ноябре – ну прямо подземные пруды. Но не только благоприятный режим увлажнения является следствием лесомелиорации. Меняются к лучшему сами почвы. Под лесополосами черноземы содержат в себе на треть больше гумуса и  в 2.5 раза больше водопрочных агрегатов. Сам слой чернозёма в Каменностепном оазисе за это время увеличился по толщине на 2 см. Такими темпами когда-то шло многотысячелетнее накопление гумуса в среде девственных ландшафтов. Но там, куда пришёл человек со своими неутолимыми потребностями, слой чернозёма обычно уже не увеличивается, а только уменьшается. Как видим, в Каменной степи происходит обратное. Лесомелиорация способна эффективно противостоять даже засолению земель, при котором обычной мелиорации «хватает» на 3-4 года. По данным, осредненным за весь период наблюдения, урожаи зерновых в Каменной степи вдвое выше, чем на «исходных» площадях, по другим культурам эта прибавка на уровне 20-80%. Особенно это различие заметно в засушливые годы, а их за период наблюдения отмечено 34 (в т.ч. 14 – острозасушливые). Так, в недоброй памяти 72-м году в большинстве необлесённых хозяйств Воронежской области урожая озимой пшеницы не было вовсе – никакого. А в Докучаевском оазисе» – 30 центнеров с гектара. На прилегающих площадях, где возраст лесополос тогда был около 30 лет – около 23 ц/га. Кроме того, лесные полосы локализуют возбудителей болезней сельскохозяйственных культур, которые не могут находится в среде лесополосы из-за наличия там микроскопических грибов антогонистов. В целом, по оценкам специалистов, окупаемость лесонасаждений необычайно высока. На каждую тысячу рублей, вложенную в лесомелиорацию, хозяйства получают в итоге в полтора-два раза больше валовой продукции, чем на такую же сумму капиталовложений, израсходованных на другие основные средства.

Человек, как известно, существо жадное. Любит прибыль. Так ведь в этом случае территории, подобные преображенной Каменной Степи, должны бы теперь (100 лет было на раскачку!) занимать 100% сельскохозяйственных территорий! Ну, хотя бы из жадности, а? Нет, и это не действует.

В соответствии с оптимальными нормами. 5% территории должно быть под лесополосами, говорит директор Института, он же генеральный директор НПО «Каменная степь» Рымарь Валерий Трофимович, - это соотношение достигнуто только в трех районах – Таловском, Дубровском, Бутурлиновском. В других районах этот показатель гораздо ниже, а юг Воронежской области вообще лесомелиорацией не охвачен, хотя её польза очевидна. Живой пример: районе г.Боброва сравнительно недавно были территории с перевеваемыми песками – барханами. Их остановили, высадив сосну, и теперь на их месте прекрасный лес.

Почему же не везде следуют благому примеру Каменной степи? Почему отдельные хозяйства порой запахивают ранее высаженные вдоль оврагов деревца? А всё потому же, почему и Особую экспедицию в своё время наше российское начальство закрыло. Потому что так у нас принято – не по уму делать. Вот беда-то наша главная…

А «докучаевские бастионы» не зря так назвали. Люди здесь работают особенные, с тех пор и до наших дней. Ни разу (ни в гражданскую, ни в Отечественную) не прервался ряд наблюдений за уровнем грунтовых вод. В журнале наблюдений встречаются такие записи: «С такого-то по такой-то час - артобстрел. Уровень воды – столько-то.».Нигде в мире нет второго пункта, который имел бы сплошной ряд наблюдений, превышающий 100 лет. По 16 скважинам данные отсюда направляются в ЮНЕСКО.

Времена меняются, а гидрогеологи работают себе, обслуживают полторы сотни наблюдательных скважин, ничего сверх меры за свой труд не просят. Одной только обидой поделился со мной начальник Каменностепной гидрогеологической экспедиции (подразделение Воронежгеологии): хотели газ провести в свою «контору», так не разрешает служба газового хозяйства. Ни в какую, хотя речь идёт всего-навсего о бытовом нагревателе на 3 комнаты – такой же стоит в любом частном доме. «Придется теперь через самые высокие инстанции разрешение получать. Добьёмся, конечно, через какое-то время. Только зачем так – не по человечески?»

Проблем в наше время хватает. И Институт сельского хозяйства, сегодняшний владелец и блюститель Докучаевского оазиса, тоже не исключение.

«Вот что меня шокирует, - говорит Глава администрации Таловского района В.В.Ивлев, - Академия наук финансирует только проведение опытов. 700-800 рублей в институте получает академик, доктор наук. МНС – 300 рублей. На эти деньги жить нельзя! А кроме того – техника, горючее, социалка, наконец!»

«Главное направление деятельности института - это селекция, земледелие, животноводство, объяснил мне Валерий Трофимович Рымарь, - Деньги на горючее, на ремонт техники, на социальные нужды зарабатываем таким образом - получаем от продажи того материала высшей репродукции, который получаем в питомниках. На институте «висит» 860 квартир, водозабор, очистные сооружения, кроме того – плата за энергоносители. В бюджете на это денег не предусмотрено. Зарплату закрываем на 60%…»

Впрочем, на эту тему Валерий Трофимович говорил крайне неохотно и коротко. Основное содержание нашей беседы составили совсем другие темы – о лесополосах и водохранилищах, о растениях, почвах и о людях. Но иногда все же проскакивало – пешие обходы, нет возможности объезжать на транспорте… Арборетум не в лучшем виде, чтобы привести его в порядок, большие деньги нужны – тысяч двадцать… (Семьсот долларов, дорогие мои – всего-то, и тех взять негде!). Остановлен фитотрон – опытная установка, позволявшая в любой время года поддерживать ровную температуру, влажность, освещенность. Впрочем, о трудностях говорилось как о чем-то второстепенном. Ведь самому главному – сохранению рукотворного чуда Каменной степи - эти трудности помешать все равно не смогут.

- Главное, ради чего мы совместно с Администрацией области добились придания статуса заказника Каменной степи – говорит заместитель председателя КПР по Воронежской области Людмила Ивановна Дубовская – то, что этот, пусть искусственно созданный, уголок природы должен быть сохранен именно как опыт благотворного вмешательства человека в природу, как образец того, что было бы, если бы мы, люди, старались действовать не вопреки природным законам, а в соответствии с ними.

Статус Государственного природного заказника был присвоен территории Каменной степи в 5 тысяч гектаров Постановлением Правительства РФ от 25 мая 1996 года, то есть ровно 5 лет назад. Конечно, думалось, что под это дело удастся получить какую-то помощь, хотя бы пару лишних ставок. На деле хранителями Каменной степи остались по-прежнему Институт да Каменностепное опытное лесничество.

- Пока Институт существует, никто здесь ничего не разрушит – сказал на прощанье Валерий Трофимович. И его слова прозвучали весомо.

http://www.proza.ru/2009/01/31/781


Найти на сайте